Список форумов Янгиабад - форум города

Янгиабад - форум города

Добро пожаловать на форум города Янгиабада!
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

В память о любимых друзьях...
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Янгиабад - форум города -> О разном
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Павленко Анатолий
Абориген


Репутация: +5    

Зарегистрирован: 02.03.2010
Сообщения: 752

СообщениеДобавлено: Ср Окт 07, 2020 4:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Наверное, среди янгиабадцев нет равнодушных людей к тюльпанам. Уверен, Вера их также любила:

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Павленко Анатолий
Абориген


Репутация: +5    

Зарегистрирован: 02.03.2010
Сообщения: 752

СообщениеДобавлено: Ср Окт 07, 2020 9:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Третий рассказ Веры Потапкиной/ Салиховой/, который она посвятила моей жене, Наталье Николаевне...

В СТИЛЕ РЕТРО

Итак, она звалась...
А. Пушкин
Мою "Татьяну" звали Лизой. Ну, почему же - звали?? Зовут, и дай ей Бог, как говорится. Елизаветой Павловной в моем повествовании она станет нескоро.

Я знала ее еще Лизкой - девчонкой -сверстницей, соседкой. "Из хорошей семьи", - любила подчеркивать моя мама, поощрявшая в связи с этим наше общение. Но Лизку я воспринимала как-то отдельно, обособленно от ее "хорошего" семейства, занимавшего просторную, светлую квартиру, двумя этажами выше нашей - не такой большой, но по-своему удобно обустроенной.

Мы были одногодками, но Лизка - классом старше: меня, осеннюю, не взяли в школу, оставив "второгодницей" в подготовительной группе детского сада. Я горько плакала тогда, жгуче завидуя Лизке и всем остальным, родившимся "Правильно". Глупая, не понимала, что судьба тем самым продлила мое безмятежное детсво еще на целый год.

Уже в детском саду, в нашей группе, Лизка отличалась независимым нравом, выразительной внешностью и особой талантливостью во всем, чем она увлекалась.

Тогда еще только в моду у родителей входило отдавать своих дошколят для развития ранних ( часто так и не развившихся) способностей во всевозможные кружки, секции и школы. Уже здесь наши пути с Лизкой стали разниться: меня, тощую, но гибкую, определили в секцию художественной гимнастики, а Лизку - в подготовительный фортепьянный класс "музыкалки". Мечтали же мы, девчонки, о фигурном катании. Но такой школы , к сожалению, в нашем городке тогда еще не было. А теперь уже нет и городка такого - нашего с Лизкой города детства, особенного, неповторимого. Потому и поведать о нем хочется тоже особо. Ведь был он действительно необыкновенным.

Представьте, в горах, на развилке ( при слиянии) двух горных речек, прозрачно-хладоструйных - небольшой городок, состоящий у государства на особом положении, потому как был заложен и развивался по ведомству оборонной промышленности. "Закрытый" городок, хотя в получасе езды от него, в горной долине, находился ( и находится) крупный промышленный город столичной области среднеазиатской республики СССР. Засекреченность, недоступность, (подьезд к нему охранялся воинской частью), живописность местоположения создавали нашему Горноачинску романтический ореол. И действительно, жизнь ближайшего промышленного города казалась захолустной по сравнению с тем, как жилось горноачинцам. Неудобства, связанные с режимностью города, с лихвой окупались особым благоденствием, и природным, и материальным,: особые зарплаты, особое снабжение, особая инфраструктура самодостаточности - в нем всегда было все необходимое , и даже сверх того.

Названию своему Горноачинск был обязан разновидности хвойного дерева - арче, которая во множестве росла по склонам окружающих города гор, делая их вечнозелеными. Такой целебный воздушный настой создавался из смешения запахов горных растений и хвойной смолы.

Небольшие, в основном трехэтажный остов был спрятан в зеленом "теле" густых деревьев, расцвечен многочисленными цветниками, декоративными кустарниками, обрамляющими тротуары вдоль всей длины улиц.

Архитектуру Горноачинска разнообразили не только элитные сектора с "персональными домами", но и строения в центре города. В период его обустройства средств у отцов-основателей было, видимо, предостаточно, чтобы воплотить свои ностальгические и амбициозные мечты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Павленко Анатолий
Абориген


Репутация: +5    

Зарегистрирован: 02.03.2010
Сообщения: 752

СообщениеДобавлено: Ср Окт 07, 2020 10:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сосредоточение культурной жизни - сравнительно небольшой, но настоящий дворец, скромно именуемый Домом культуры: с портиком, колоннами, лепниной на фронтоне, делавшими его похожими на старинный богатый особняк. Внутри - блистающее паркетным полом просторное фойе, тоже с колоннами. За ними - концертный зал с роскошной хрустальной люстрой, рядами кресел темно-вишневого бархата. В цвет им -тяжелый занавес, который в свое время был заменен на новомодный - гобеленовый, авторской работы. В двух крыльях особняка - прекрасно оборудованные репетиционные комнаты, залы и различные мастерские. Да что там перечислять, просто представьте Дворец культуры какого-нибудь процветающего областного центра. Кстати, и голуби - те же, с теми же последствиями их обитания.

Напротив, но гораздо ниже - "дворцовая площадь". Ее с Домом культуры соединяла очень широкая многоступенчатая лестница из шлифованного красивого (под мрамор) камня. В центре площади, разумеется, - мраморная чаша фонтана. Нередко бывало, при ветре, водяной веер бьющих фонтанных струй "приземлялся" за периметром окружающего его бассейна. С каким ликующим восторгом мы, босоногие, вбегали под этот ледяной , искрящийся на солнце душ! Одно из ярких впечатлений детства - радуга, однажды случившаяся в бриллиантовых брызгах фонтана.

В центре города, неподалеку от Дома культуры, был расположен спортивный комплекс, а выше по той же улице - Лизкина музыкальная школа. Ее здание, тоже похожее на особняк, но без декоративных излишеств, мне казалось самым красивым и притягательным во всем городе. Интересно было вслушиваться в звуки разных инструментов, доносившиеся из его окон. Все вместе они составляли своеобразную музыку, которой, казалось, и дирижировал сам Петр Ильич: памятник ему - большой, по пояс, бюст Чайковского с длинной узкой палочкой в одной из приподнятых , дирижирующих , рук - стоял в центре небольшой площади перед школой. Мне нравилось, когда зимой снег ложился шапкой и эполетами на изваяние композитора, умудряясь умоститься даже на его дирижерской палочке. А в новогоднюю ночь кто-то всегда, уже по традиции, видимо, поздравив Петра Ильича с Новым, наступающим, оставлял на высоком постаменте недопитую " с ним" бутылку шампанского и рядом - фужер, из недорогого стекла, но - фужер.

А в целом замечательный центр Горноачинска был подобием несоразмерного, немного вычурной формы, яркого драгоценного камня в скромном узеньком колечке города. Но замечательно, что сам-то город находился в кольце, в обрамлении по-настоящему красивых вечнозеленых гор.

Вот таким был он, город нашего с Лизкой детства.
Ее отчим и мама работали в рудоуправлении - главном, " начальственном" учреждении города. Лизка, как и мы с братом, росла под присмотром бабушки, которую дети нашего двора называли Кащенкой: фамилия у нее была такая неблагозвучная - Кащенко, а сама она напоминала сухопарую чопорную старуху-англичанку, высокомерно взирающую на нас, детей, с высоты своего немалого роста. В отличие от нее нашу бабушку, Анну Назаровну, за добросердечие и участливость все звали, как и мы, ее домочадцы, просто бабулей или, реже, бабой Нюрой. Была она значительно ниже ростом и по меньшей мере втрое обьемнее Кащенки.

В нашей семье домоуправительницей, вернее доморуководительницей была мама (управлялась же со всем в доме - бабуля). И если папу, детского врача, все без исключения любили за доброту и отзывчивость, унаследованные, безусловно, от бабули, то нашу маму все, тоже без исключения, уважали: она была бессменным Зампредом Главного Профкома. Активный профсоюзный деятель городского масштаба, мама все время где-то председательствовала, заседала, что-то там организовывала, проводила. Председательствовала она и дома. А домом и нами занималась бабушка, при добродушном содействии и соучасии папы.

Мы со старшим братом Олегом не унаследовали общественного темперамента родительницы и росли в своем спокойном, опекаемом бабулей мире детства. Но речь о нас - в той лишь мере, насколько сопричастны наши судьбы с судьбой Лизаветы ( так , в стиле ретро, звала ее бабуля).

Лизка любила бывать у нас, и не потому только, что здесь ей всегда были рады ( ее появление сулило новые затеи, а иногда и приключения). Здесь она чувствовала себя, наверняка, лучше, чем у себя дома. Когда я редко, лишь по какой-то крайней необходимости, приходила к Лизке, то всегда уже с порога цепенела. попав под высокомерное недремное око Кащенки, и какой-то дервенелой оглоблей передвигалась по их сияюще-холодной квартире, где было все-все , но где до всего было страшновато дотронуться: вдруг оно примнется, утратит блеск или сдвинется с места, единственно и навсегда этой вещи предназначенного.

Продолжение следует...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Павленко Анатолий
Абориген


Репутация: +5    

Зарегистрирован: 02.03.2010
Сообщения: 752

СообщениеДобавлено: Пт Окт 09, 2020 9:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Порядок царил даже в Лизкиной, самой "теплой", комнате. Здесь всему хватало места: и детской библиотеке, и удобному письменному столу с какой-то особенной лампой, и красивому пианино, у "ног" которого лежал мягкий ковер. Все, включая обои, занавески, покрывало на кровати девочки, было светло-коричневых, бежевых оттенков, чтои делало комнату Лизы теплой, солнечной.

В нашей же с бабулей комнате, как, впрочем, и во всей квартире, царил, по выражению папы, продуманный беспорядок. Он чинился по соображениям удобства нашей жизнедеятельности и раздражал, какое-то время, лишь маму. Потом и она махнула на это рукой, убедившись в бесполезности предпринимаемых ею условий - мы стойко держали круговую оборону среды своего обитания.

Естественной и родной эта среда была для нашего беспородного кота Бомжика, и для красавицы Лорки - сеттерши чуть ли ни королевских ирландских кровей, каштанового (изумительного на солнце) окраса. Бомжика, ставшего дородным благодаря потворству и попечительству бабули, принесла в дом я, подобрав его на улице котенком-заморышем. А Лорка - осуществление заветной мечты Олега: узнав об этой мечте сына доктора, папе благодарные родители вылеченного им малыша ( так ведь бывает не редко) подарили щенка.

Говорят,что со временем собака становится похожей на своего хозяина. Наша Лорка была похожа на Лизку - тоже "каштанку" с карими, умными и озорными одновременно глазами. Ну, просто родные сестры - Лизка о двух ногах и четырехлапая Лорка! Разумеется, что чувства и отношения у них были тоже близкородственные.

Несмотря на то, что брат был на год и на класс старше Лизки, безусловным лидером нашего трио была она. С ее " подачи" мы ранней весной могли ( как испытание на стойкость и выдержку) окунуться в ледяную воду горной речки, в шестилетнем возрасте в тайне от родителей отправиться в горы с ночевкой. Да моно чего могли, на что сами никогда не решились бы. Никакого труда ей не стоило заразить нас любым своим увлечением, и первенствовала в них она без особых усилий. Первенствовала во всем. Во, к примеру, один только, но очень уж "лизкин" поступок.

Нам с ней было лет по двенадцать. Зимние каникулы. Благодаря папе я своевременно попала в больницу - меня не экстренно, как часто бывает в подобных случаях, а планово готовили к операции аппендицита. И вдруг накануне моей операции поздно вечером к нам в отделение на "Скорой помощи" доставляют Лизку, вызывают хирурга, необходимых ассистентов и - в операционную: острейший аппендицит. После Лизки, " за компанию", как пошутил мой хирург ( а он и дежурил в ту ночь) прооперировали и меня, плановую.

Прооперировали нас и положили в маленькую двухместную палату. Особой боли, страданий и неудобств после операции я не помню. Помню, что весело и здорово нам было с Лизкой вдвоем.

За окном - январский снежок, а у нас мандариново-яблочный запах в палате. Насадив на указательные пальцы по мандарину, мы разыгрываем одноактные спектакли и смеемся почти беспрерывно, иногда хохочем до опасного разрыва послеоперационных швов. На нас возмущенно шикают больные из соседних палат: ведь больница же! А мы и тем более не можем остановиться, именно потому что нельзя и потому что больница.

Лизка на следующее же после операции утро под большим секретом поведала мне тайну возникновения ее "острого" аппендицита.

Узнав о предстоящей мне операции, впечатлительная девочка живо представила себя на моем месте. Само слово "операция" ею воспринималось как что-то героическое. И такой вот потенциальной героиней представилась ей я. Она решила во что бы то ни стало подвергнуть себя такому испытанию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Павленко Анатолий
Абориген


Репутация: +5    

Зарегистрирован: 02.03.2010
Сообщения: 752

СообщениеДобавлено: Пт Окт 09, 2020 9:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

С детства наделенная помимо прочих еще и актерским талантом, Лизка была незаурядной "притворюшкой". Я послужила первоисточником ее скромных познаний о симптомах воспаленного аппендицита, и ей не составило особого труда разыграть остро драматическую сцену страданий от внезапно возникшей неимоверной боли в правом боку. Она так органично и самобытно вошла в роль страдалицы, что молодой врач "Скорой помощи" не на шутку встревожился. И было от чего: Лизка истошно вопила от "боли" даже при легком пальпировании любой части ее живота! Во избежание перитонита - воспаления в брюшной полости от разрыва аппендикса - Лизку экстренно и доставили в операционную.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Константин190
Абориген


Репутация: +4    

Зарегистрирован: 12.09.2007
Сообщения: 1420
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 10, 2020 3:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Книги бы не хватило описать Лизкины, вкупе с нами, проделки. Она могла сподвигнуть нас с Олегом «на дело» – на грани святотатственного. Представьте, в те ещё, достойно-застойные, времена мы, по разработанному Лизкой (наподобие рождественских колядок) сценарию, ранним пасхальным утром подальше от нашего дома, порознь, звонили в двери незнакомых квартир и «благовествовали» о воскрешении Спасителя. Интересно, что и тогда ещё в большинстве случаев, узрев наши лукаво-улыбчивые детские морды, нам радушно улыбались в ответ и не скупились на подношения. Но иногда в свой адрес приходилось выслушивать и нелицеприятное, вроде: «И как вам не стыдно! А ещё пионэры!». Вот так именно – «пионэры», пылая праведным гневом, бросила в нас, как ни странно, благообраз-ная старушка, божий одуванчик, из квартиры которой так вкусно пахло пасхальными кули-чами!
По окончании «рейда» мы, волхвы дары уносящие, сходились в условленном месте – сложить, порадоваться и сравнить собранную каждым дань. Надо ли объяснять, чей «улов» был всегда богаче и почему? Нет, не Лизкин. Олега – мальчик ведь!
Успешно завершив и эту «операцию», Лизка организовывала для дворовой братии насто-ящий праздник чревоугодия и веселья.
Наши пасхальные гастроли драматически завершились, как только в нас с Олегом при-знали не только юных пионэров, но и недостойных, «блудных» детей бессменного Зампреда Главного Профкома.
– И как вам в голову могло прийти такое! – не спрашивала – гневалась мама. – Кто пред-ложил пойти побираться?
А это был уже конкретный вопрос, не оставлявший надежды на безответность.
– Я, – честно глядя маме в глаза, виновато и кротко «кололся» Олег, всегда готовый, защищая Лизку, взять любую вину на себя.
Бабуля при этом всегда понимающе по-доброму улыбалась, а отвернувшись, качала голо-вой и с восхищением шептала: «Не Лизавета – казак в юбке!»
Поэтому удивительным, возможно, покажется Лизкино серьёзное увлечение музыкой.
И опять – знаменательная разность наших увлечений. Я с того ещё раннего-раннего детства, когда бабуля или, реже, папа читали нам перед сном что-нибудь из детской люби-мой ими классики, полюбила книгу, особенно если она была большая, толстая, в нарядной глянцевой обложке, с красочными талантливыми иллюстрациями. Любимые детские книги я могла бы, мне кажется, отличить и с завязанными глазами, не притрагиваясь – по запаху! И если подподушными книгами Олега были всевозможные «Математические смекалки», то я в четвёртом классе уже «одолела» «Американскую трагедию» Драйзера. Перечитав всё из двух домашних библиотечных арсеналов, нашего и Лизки, я стала целыми днями пропадать в замечательной главной библиотеке города – профкомовской, а значит, маминой. Замечатель-ной она была не только по богатству и разнообразию книжного фонда, но и по месту распо-ложения.
Когда в городе стали угасать последствия демографического взрыва, один освободившийся детский сад и отдали под библиотеку: ей давно уже было тесно в прежнем помещении. За оградой бывшего детского сада для меня начинался иной мир. Мир, подоб-ный, наверное, миру Лизкиной музыки. С одной стороны окна здания библиотеки выходили в сад, а из окон читального зала, где я засиживалась часами, были видны речка и горы.
Дома читать мне мешал Олег, постоянно упражнявшийся в собачьей дрессуре. Лорка, никак не желавшая становиться благовоспитанной леди (даром что ирландка чуть ли ни королевских кровей), предпочитала, подобно Бомжику, оставаться собакой, гуляющей сама по себе. На этой почве их несогласия – завидного упорства брата и не менее завидной стой-кости в сопротивлении Лорки – мне очень трудно было сосредоточиться на чтении. Профко-мовскую библиотеку Олег и прозвал моей избой-читальней.
А благодаря Лизке мы с братом получили дополнительное образование – музыкальное. Нами совместно были пережиты муки её музыкальных разминок: гаммы, арпеджио и аккор-ды из-под Лизкиных резвых пальчиков сыпались на наши, соседские, головы беспрестанным звуковым горохом. Вместе с ней мы освоили и «Школу игры на фортепьяно», начиная с пьесок «Как пошли наши подружки» и «Ходит Васька серенький». Потом была «Школа беглости пальцев», этюды Черни, и всё остальное – в соответствии с программой её стреми-тельного творческого роста. Вместе с тем для нас с Олегом это был своеобразный музыкаль-ный ликбез: Лиза комментировала нам, а позднее мы и сами интересовались, что за «вещи» она иногда так вдохновенно играет. Со временем её Шопен, Чайковский, Рахманинов станут и нашими любимыми композиторами.
Очень любил слушать Лизу наш папа. Он, как и бабуля, не уставал удивляться и восхи-щаться «гранями таланта» нашей предводительницы.
Кстати, у нас с Лизкой были два совместных успешно осуществлённых культурных проекта. Судьбоносно для Лизы и драматически для меня завершился первый.
Те годы, помнится, были не такими уж и застойными, раз буйным цветом расцветали самородные таланты, открываемые многочисленными, разнообразными смотрами художе-ственной самодеятельности, Традиционные эти смотры ежегодно проводились и среди школ. По весне всю нашу «швамбранию» одолевала лихорадка подготовки к очередному городско-му конкурсу. Нас снимали с уроков на репетиции большого сводного хора, чему мы, разуме-ется, были несказанно рады. Благодарные, мы добросовестно, с чувством даже, с этаким пат-риотическим подъёмом пели песни-оратории о Родине, о «близнецах-братьях» – партии и Ленине, и (обязательно!) о нашем счастливом детстве. Про «берёзки и рябины, куст ракиты над рекой – край родной, навек любимый, где найдёшь ещё такой», – пели мы с искренним чувством, хотя «вживую» многие из нас не видели ни берёзок, ни рябинок – не произрастали, не приживались они как-то на среднеазиатской, родной для нас, почве.
За каждым из учителей были закреплены определённые жанры или конкретные участки подготовки к художественной олимпиаде: благо, были тут свои музыканты, литераторы, художники. Наша учительница физкультуры, Валентина Кузьминична, по прозвищу Кузьки-намать, отвечала за подготовку хореографической части концертной программы. Она была тренером по художественной гимнастике, а в школе работала по совместительству. Я давно уже бросила и забыла своё раннедетское увлечение спортом. А вот Кузькинамать помнила и решила поставить оригинальный номер – романтично-лирический танец с лентой. Так как в номере не предполагались акробатические элементы, я довольно легко воплотила творческие замыслы нашей физкультурши, тем более что в аккомпаниаторы мне определили, конечно же, Лизку. Её любимый вальс Шопена (in sharp minor op.64/2) вдохновлял меня на «полёты» по сцене в завитках, кругах, полукружьях, спиралях длинной алой ленты. При этом включена была розовая подсветка, и в нежно-розовом хитоне (так определила жанр моего сценичес-кого костюма автор-постановщик) я искрилась блёстками нашитого на нём узора и чувство-вала себя если не Терпсихорой, то по меньшей мере Айседорой Дункан! Номер получился эффектный, успех был оглушительным. Мы с Лизкой вышли в финал областного конкурса. И тут мне предстояло пережить первый в своей жизни публичный провал.
Незнакомая сцена, отсутствие подсветки не вдохновили меня на очередной «полёт», и уже в самом начале я запуталась в ленте. Почему-то мало огорчившись этим обстоятельст-вом, я, махнув рукой, спокойно уплелась со сцены, волоча за собой алую змейку ленты. А Лиза продолжала самозабвенно играть любимого Шопена. Своим исполнением она так захватила публику, что, мне кажется, мало кто заметил моё исчезновение с подмостков. Зато Лизу заметили музыканты-специалисты – члены областного жюри. Заметили и высоко оценили её вдохновение и мастерство. В нашу музыкальную школу был «дан сигнал». И теперь Лизкиному таланту предстояло развиваться под патронатом республиканской консер-ватории.
Поначалу это обстоятельство мало что изменило в Лизкиной, а значит, и в нашей с Оле-гом жизни. Мы по-прежнему дружили, вынашивали и осуществляли «творческие» замыслы, за которые нам, случалось, и попадало, но чаще, благодаря талантливой режиссуре безуслов-ной примы в нашем трио, всё завершалось благополучно, и жилось нам по-прежнему весело и интересно. По-отрочески мы верили, что так будет всегда. Сознание банального «ничто не вечно», соломоновского «и это пройдёт» пришло к нам в год, когда учились мы: я в восьмом, Лизка в девятом, а Олег в выпускном, десятом, классах.
Из Лизкиной семьи ушёл отец. Ну, тот, который отчим. Незадолго до этого его повысили в должности и выделили, соответственно новому положению, квартиру – особняк в элитной части города, остроумно прозванной Царским Селом. Но переехал туда Павел Егорович без прежнего семейства.
Для нас так и осталось загадкой: где и когда мог этот серьёзный горнопромышленный чиновник познакомиться «с ней». И уж тем более влюбиться! В нашу, как нам тогда казалось, вечностарую деву – англичанку. Юлия Борисовна для нас являла собой некий обра-зец статус-кво, не предвещавший перемен. Она – это отсутствие жизнерадостных эмоций, ровность, даже прохладность отношений с нами, её учениками, и – вечные транскрипции, спряжения и времена глагола! «I am very glad to see you», – из её уст было бы фальшью и притворством. Она и не притворялась. Наша вечная, казалось нам, мисс Презентпастпофиг (одно из самых лестных её прозвищ). И как молода ещё, на самом деле, стройна и интересна наша англичанка, мы прозрели, лишь когда стала она женой отчима нашей Лизаветы, хозяй-кой уютного особняка и мамой милой девочки, похожей на Мальвину. Рождение Мальвины и было, я думаю, основной причиной ухода Павла Егоровича из своей прежней, вполне благополучной, образцовой даже, по мнению нашей мамы, семьи.
На Лизавете и это обстоятельство мало отразилось. А вот для Елены Андреевны, Лизки-ной мамы… Каково ей после этого было видеться с бывшем мужем каждый день на работе (их кабинеты были на разных этажах одного здания). Но тяжелее всего это сказалось на Кащенке. Порой ведь только несчастье, какая-нибудь беда, постигшая таких высокомерных людей, помогает нам понять: ничто человеческое и им не чуждо, они тоже способны стра-дать и любить, переживать, болеть душою. Полина Львовна Кащенко после ухода Павла Егоровича, казалось, стала чуть ли не вдвое меньше ростом и как-то сразу перешла из непреклонного – в свой естественный, преклонный, возраст. И именно её мне почему-то было жаль, а не подругу мою или её маму.
Всё это ещё больше сблизило нас с Лизаветой. И в этом же году всем нам стало ясно, что незаметно так и плавно дружеские отношения Олега с Лизой переродились в нечто более значительное. Для него.
Многих сверстников-мальчишек Лиза уже тогда не могла оставить равнодушными. Хотя по единодушному приговору наших школьных красавиц-завистниц она была отнесена к раз-ряду «так себе – ничего особенного», а приговор такой, суровый, как известно, обжалованию не подлежал. Ну, и что с того? Больно надо!
Из подросткового периода гадких утят мы с ней выходили недолго. За одно лето вдруг стало ясно, что мы уже не прежние девчонки-сверстницы, а замечательно юные создания, вслед которым всегда хочется обернуться, взгрустнув о своей мгновеньем минувшей юности…

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

…После Олежкиного выпускного мы с его одноклассниками на пять дней ушли в поход – к далёким красивейшим, каскадом, водопадам. Каждый из этих водопадов в своих скалистых подножиях за много-много лет выбил и отшлифовал большие и глубокие чаши, подобье естественных каменных бассейнов с бурлящим, сверху падающим притоком. Этот шум, эти брызги, эта «кипящая», обжигающе ледяная и хрустально искрящаяся вода в каменных чашах! А прохладный запах влаги, замешанный на настое во всю цветущего горного разнотравья и хвои арчи!
Шумные, со смехом и девчоночьими визгами, с непрестанным движением, лазаньем, прыганьем, играми и розыгрышами дни сменяли лирические вечера и ночи, когда искры костров, мне казалось, завидуют этим ярким, словно натёртым до сияющего блеска, звёздам. Лишь в горах бархат ночного неба такой выразительно чёрный и глубокий: «Открылась бездна, звёзд полна. Звездам числа нет, бездне – дна».
Пять дней и ночей такого вот необыкновенного, лучистого и тёплого счастья!..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Павленко Анатолий
Абориген


Репутация: +5    

Зарегистрирован: 02.03.2010
Сообщения: 752

СообщениеДобавлено: Вс Окт 11, 2020 10:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Здесь самое время сказать, что с подругой моей мы и внешне были разными и этой разностью выразительно оттеняли друг друга.

Лиза была меньше ростом; о ее телосложение ее нельзя было сказать - хрупкое, все в нем было соразмерно и сообразно: о таких фигурах, наверное, и говорят - очень ладная. Мягкий овал лица с удивительно чистой матовой кожей обрамляли слегка волнистые ярко-каштановые, или темно-рыжие, если хотите, волосы в стрижке с забытым мной названием, похожей на знаменитую прическу Мирей Матье. Удивительным был и нежный, лишь слегка проступавший румянец щек. В минуты ее волнения или гнева он становился ярким и каким-то рвано- пятнистым. В такие моменты особенно красивыми были Лизкины карие глаза - большие, глянцево-блестящие, в обрамлении ресниц не очень густых и длинных, но так красиво загнутых, будто для этого над ними изрядно потрудились.

На фоте "каштановой" Лизки, мне в детстве казалось, я выглядела бледным приведением. У нас с Олегом в детстве, в папу, были белобрысые, прямые, как солома, волосы. В него мы были значительно выше среднего роста, худые, и на мир смотрели его же темно-серыми, в красивом разрезе, но очень большими глазами. Еще, в отличие от Лизки, в которой, по слову бабули, и, опять же - папины, слегка проступающие зимой и яркие по весне золотинки веснушек.

В подростковом периоде " второго рождения" Олег оставался по-прежнему белокурым, а мои волосы приобретали красивый золотисто-пшеничный оттенок. В старших классах я отрастила их до середины спины. Ровно, будто под линеечку, подстриженные, с прямой редкой челочкой, они делали меня похожей (а мне это, глупой тогда, очень льстило) на одну не менее известную, чем Матье, французскую актрису.

Ну , а теперь - меня и Лизку представьте рядом. Представили??

А еще, по Лизкиной, конечно, придумке, мы, когда с гор не успевал еще сойти последний снег, умудрялись так загорать на крыше нашего дома, что ранней среднеазиатской весной среди бледнолицых и многих наших согорожан казались явлением почти экзотическим и видеть нас вместе, наверное, многим доставляло немалое визуально-эстетическое удовольствие.

Возможно ли было не влюбиться в Лизку!?

Олежкину наблюдательность первой распознала, разумеется, бабуля, которая, думаю, в немалой степени тому способствовала, постоянно подмечая и подчеркивая многочисленные достоинства обожаемой своей Лизаветы.

Обучение в музыкальной школе завершается гораздо раньше, чем в обычной, и с Лизкой в то время работал уже опытный педагог-репетитор. С ним несколько раз в году она ездила на консультативно-коррегирующие занятия в республиканскую консерваторию и занималась самостоятельно по индивидуальному плану.

В тот замечательный событиями год явными стали изменения в общении Олега с Лизой. В ее присутствии теперь он больше молчал, казалось, вслушиваясь в само звучание ее своеобразно приятного, чуть звенящего голоса, в котором было заключено столько энергии жизни и юности! Живительность этого голоса первым подметил папа:" Лизин голос способен, по-моему, душу обеззараживать от уныния и скуки". Как всегда, очень точно сказал, в "десятку"! Златоуст наш семейный.

Мне тогда трудно было представить героя Лизкиного романа, тем более в этой роли - родного брата. Хотя нет, лукавлю. Иногда в мечтах о будущем я представляла нас троих совместно счастливыми.

А между тем в нашего Олега, высокого сероглазого блондина, еще с седьмого класса была влюблена его одноклассница - Люся Сивошова, очень живая, милая девочка, часто звонившая нам, будто бы за помощью по математике, физике, химии. Она и жила неподалеку, через три дома, и , наверное, ( это я теперь лишь понимаю) очень страдала, наблюдая наше дружеское общение. Но свой " священный триумвират" мы ревниво оберегали от вторжения инородных лиц, тем более женского пола.

Той последней для Олежки школьной весной мне казалось, что и для Лизы отношения с братом стали значительнее. Теперь они вдвоем охотно вечерами прогуливали Лорку, спускаясь с ней к речке - к спортивным площадкам и озеру в городской зоне отдыха, и там дольше обычного сидели в нашей зеленой беседке, чему Лорка была несказанно рада. Она старательно демонстрировала свое, их охранное, рвение, за десять шагов грозно предупреждала о запретной зоне для вторжения третьих лиц. И вот не бабуля, а папа вовремя, тактично так и умно, подсказал мне, что великодушно с моей стороны будет под благовидным предлогом не стеснять их общение своим присутствием.

К сожалению, Вера, отправляя мне этот свой рассказ, по не понятной мне причине, то ли забыла распечатать окончание рассказа, то ли посчитала это для меня не нужным... Этого я уже не узнаю.

Возможно, автор хотел, чтобы я, др. читатели сами закончили ее рассказ , конечно же, со счастливым концом.
Пусть будет так!!.....
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Павленко Анатолий
Абориген


Репутация: +5    

Зарегистрирован: 02.03.2010
Сообщения: 752

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 11, 2020 2:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сегодня твой день рождения, Вера!

Для тебя:
Не правда, друг не умирает,
Он просто рядом быть перестает,
Он в небе легкой тучкой тает
И благодатный дождь на землю льет...

Он липой золотою зацветает
Пчелою в дом ко мне приносит мед,
Не правда, друг не умирает,
Он просто рядом быть перестает...

Он белым снегом поле осыпает,
Когда ветра осенние тихи,
И в Новый год нам елку зажигает,
И дарит сумасшедшие стихи...

Он светом мне в окно струится,
Спасая от нагрянувших невзгод,
И лунными ночами снится,
А значит где-то, все-таки живет...

Он о себе всегда напоминает,
Когда раздастся телефона трель,
Как-будто зазвенит ручьями,
Веселый, синеглазый, как Апрель...

Он в память мне надеждой прорастает,
И забывать о добром не дает...
НЕПРАВДА, ДРУГ НЕ УМИРАЕТ,
ОН ПРОСТО РЯДОМ БЫТЬ ПЕРЕСТАЕТ!!!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Янгиабад - форум города -> О разном Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS